Региональный информационный портал

Муж знаменитой жены

Алишера Усманова часто сравнивают с героями индийских фильмов или романов Дюма. На его долю выпало столько взлетов, падений и новых взлетов. Одно слово – олигарх!

Его жену Ирину Винер, знаменитого тренера самых выдающихся гимнасток Узбекистана, России и даже некоторых стран мира, знают все поклонники спорта. Меньше широкой публике известно об их необыкновенной трагической любви и выпавших на их долю испытаниях.


Для европейцев, ныне вносящих Алишера в списки самых богатых людей мира, Ташкент – загадочный город со сказочными садами, нечто вроде тех, что описаны в сказках 1001 ночи. Там он родился в 1953 году. Для нас, азиатов, больше скажет должность его отца — прокурор Ташкента, а позже – и всей республики Узбекистан. Даже в советское время это означало примерно то же, что быть сыном шаха или визиря во времена феодализма. Но Алишер не был просто папенькиным сынком. Ему, конечно, повезло родиться в такой семье, с серебряной ложкой во рту, как говорят англичане. Но он и сам по себе с детства чего-то стоил: смышленый, активный, налету схватывал знания, любил читать, увлекался спортом, ничуть не кичился высокой должностью отца. А чего кичиться- то? Все и без того знают, из какой он семьи.

В спорт его привела литература. Прочитав в детстве «Трех мушкетеров», он буквально заболел шпагами и мушкетерскими поединками и стал заниматься в секции фехтования. Алишера приводил в восторг этот красивый и благородный спорт, сочетавший в себе азарт и изящество, мудрость и силу. Эспадрон в руке, словно волшебная палочка, переносил Алишера в мир подвигов, сражений и романтики. Через два года занятий Алишер вошел в юношескую сборную республики по фехтованию, потом стал мастером спорта и членом сборной команды СССР.

Свою единственную любовь и будущую жену Алишер Усманов встретил в спортзале. Ирина Винер занималась художественной гимнастикой. Во Дворце спорта тренировки фехтовальщиков и гимнастов проходили в одном большом зале. Ирина уже тогда была звездой советской художественной гимнастики. Они заметили друг друга одновременно, хотя много лет спустя Алишер продолжает настаивать на том, что он первым обратил на нее внимание. Она же говорит, что заприметила поклонника с первого дня, когда увидела его в зале.

Не обратить на него внимания было просто нельзя. Алишер был франт, он и на тренировки ходил, как на соревнования, и старался выглядеть безупречно. Его мушкетерский колет был перешит из парадного мундира отца — белого плотного кителя с двумя рядами горящих золотом пуговиц. Броня! Ни эспадрон не пробьет, ни шпага не проколет! Ирина тоже запомнила золотые пуговицы.

— У них как раз заканчивалась тренировка, а у нас начиналась. Но тогда я просто увидела его, и все. Правда, в сознании закрепился образ: плотный, сбитый, в кипенно-белом костюме с золотыми пуговицами. Обычно все фехтовальщики поджарые и немного суховатые. Алишер отличался от других, — рассказывает Ирина Александровна.

Может быть, и был он блестящим узбекским красавцем, но подойти к изящной и знаменитой на весь Узбекистан гимнастке тогда он не решался, а с тоской наблюдал за тем, как тренируется Ирина, необыкновенно гибкая и пластичная девочка. Напомню, еще в 19 веке девушки-еврейки считались эталоном красоты у многих народов. У Пушкина есть несколько стихотворений, посвященных этим библейским красавицам.

Ирина в спорт попала случайно. Она мечтала стать актрисой. В то время в Ташкенте снимался фильм «Ты не сирота», девочка успешно прошла, как сказали бы теперь, кастинг, но родители, не разделяя ее стремление к артистической карьере, скрыли от дочери приглашение на съемки, посоветовав ей стать врачом, как мама.

– В моей семье в основном врачи и творческие люди. Дедушка был музыкантом, папа – художник. Но, наверное, в моих генах больше артистического, чем медицинского. Я очень любила играть в школьном театре, любила музыку. Я поступала в медицинский, но первый же экзамен сдала на четверку, хотя надо было получить «отлично».

Гимнастика была отдушиной для моих творческих изысканий — я трижды становилась чемпионкой Узбекистана. Специальное образование я получила в институте физической культуры, но никогда не думала, что стану тренером. Только когда я в институте начала заниматься научной деятельностью, мой преподаватель поручил мне набрать группу детей, которая выполняла бы его задания, а я должна была делать замеры. С этого все и началось.

Ирина Винер не очень любит рассказывать, как, став тренером, разыскивала по всей республике талантливых девочек, которых часто содержала на свою небольшую тренерскую зарплату. Мама ее поддерживала, говоря, дети не бывают чужими. Однажды в их однокомнатной квартирке жили сразу 12 юных гимнасток, которых молодой тренер готовила к соревнованиям. В результате трое из них стали чемпионками СССР, хотя до нее гимнастика не была почитаема в Узбекистане так же, как балет или фигурное катание. Виданное ли дело – девочки в купальниках публично задирают ноги! Ой-бой!

Алишер, тоже золотой медалист, тем временем шел своей дорогой. В 1971 г. он поступил в МГИМО на специальность «Международное право». Он был душой институтской «золотой молодежи», выделялся даже среди детей советской элиты, заполнявшей аудитории этого престижнейшего вуза. Да и сейчас в нем мало что изменилось. У богатого и красивого «восточного принца» была целая свита поклонниц. Но парень, казалось, искал какой-то недостижимый идеал, пока однажды в толчее Калининского проспекта не увидел знакомое лицо. Это была Ирина. Она тоже запомнила ту встречу:

— Я уже была тренером, мои первые гимнастки показывали определенные результаты, и мы приехали в столицу на сборы. На Калининском проспекте встретились с Алишером. Он узнал меня и сразу подошел: «Здравствуйте, Ирина!» Он сказал, что у меня тренировалась его сестренка, и тогда я продолжила разговор, потому что обычно очень неохотно знакомилась на улице, как сейчас говорят, слыла крутой. Уже через день я была очарована его обаянием и энциклопедическими знаниями.

Галантный кавалер очаровал девушку. Уже тогда они решили больше не расставаться. Но все было не так просто. С той встречи на Калининском проспекте прошло уже больше 30 лет и много чего произошло.

Прокурорская семья считала простого тренера «иной национальности» не достойной их высокородного сына. Отец Алишера, к тому времени уже прокурор республики, терпеливо ждал, когда сын выберет себе подходящую узбекскую невесту, и сам прилагал немало сил, чтобы найти достойную спутницу для сына. У отца Ирины – и Заслуженного художника Узбекистана и члена Академии художеств — были свои представления о том, кто должен стать мужем его дочери. Любовь любовью, а родителей положено слушаться. Молодые даже и заикнуться не смели о своем желании быть вместе. Они понимали все трудности выбора родителей, но и с собой ничего поделать не могли. Если они и не стали узбекскими Ромео и Джульеттой, то только благодаря выдержке отцов, своему восточному воспитанию… и нашумевшему «хлопковому делу».

После окончания вуза карьера Алишера Усманова складывалась обычно для детей первых лиц любой республики СССР. Закончив МГИМО, он стал научным сотрудником Академии наук СССР, старшим референтом ЦК ЛКСМ Узбекистана, затем генеральным директором Внешнеэкономической ассоциации Советского комитета защиты мира. Он везде преуспевал, благодаря отцу или своим личным качеством, уже никто не скажет. Тогда помешала сделать еще более громкую карьеру очередная война кланов в республике.

О «хлопковом деле», возбужденном в конце 70 — 80-х годах против высших чинов Узбекистана, и сейчас пишут много разного. Кто был тогда героем, а кто вором и взяточником, разобраться почти невозможно – у каждого участника событий своя правда. Тогда много писали о невероятных приписках урожая хлопка ради выполнения плана и получения высоких наград, о взятках высших чинов, о феодальных замашках некоторых руководителей хозяйств, распоряжавшихся простыми тружениками хлопковых плантаций, как некогда американцы черными рабами. Якобы непокорных даже на цепь сажали и держали в подвалах (совсем как в нынешних бандитских боевиках!). И все это при попустительстве прокурора республики Усманова! Попробовал бы он выступить против первых лиц республики! Следователи из Москвы тогда накопали много компромата. Арестовывали чиновников высших эшелонов, они давали показания против своих подчиненных, а те указывали на нижестоящих… Так дело спускалось до председателей колхозов и бригадиров, выполнявших указания сверху и скрывавших, что хлопка собрано гораздо меньше, чем показано в отчетах. Помню документальный фильм на эту тему, в котором показывали роскошные дома высоких руководителей (кого удивишь такими нынче!), заполненные дефицитной мебелью, хрусталем, фарфором, сотнями костюмов и отрезов дефицитных тканей. Особенно удивляли рядовых обывателей вырытые из земли 40-литровые молочные фляги, заполненные золотыми монетами царской чеканки и драгоценностями жен и дочерей арестованных.

Тогдашние следователи Генеральной прокуратуры СССР Т. Гдлян и Н.Иванов сейчас уверяют, что их группа приписками в хлопковой промышленности вообще не занималась. У них была другая задача — борьба с коррупцией. Их группа арестовала «всего» 62 коррупционера, а было возбуждено 800 уголовных дел, по которым было осуждено на различные сроки лишения свободы свыше 4 тыс. человек, обвиняемых в приписках, взятках и хищениях, причём далеко не все они были непосредственно связаны с хлопковой промышленностью.
— Сын одного из руководителей узбекской прокуратуры, — говорит Ирина Александровна, — Алишер оказался удобной мишенью для недоброжелателей и стал фигурантом громкого скандала.

Теперь никто не считал Ирину неровней Алишеру и не мешал ей носить передачи в тюрьму. Уже известный в республике тренер, она, пониже повязав на голову платочек, чтобы скрыть лицо, с тяжеленными сумками ездила на попутках и в раздолбанных автобусах к месту заключения Усманова и терпеливо стояла в очередях вместе с женами уголовников. Из заключения Алишер послал Ирине платок, что по узбекскому обычаю означает предложение руки и сердца. Она до сих пор бережно хранит его.

В 1986 году Усманов был освобожден условно-досрочно «ввиду искреннего раскаяния» и «за примерное поведение». В 2000 году Президент Узбекистана помиловал скопом всех осужденных по «хлопковому делу», но некоторые из них уже никогда не вернулись к семьям — умерли в тюрьмах. Чаще всего это были простые труженики, попавшие под горячую руку борцов с коррупцией. Впоследствии Усманов заявлял, что стал жертвой политических репрессий, называя уголовное дело против него сфабрикованным.

Судьба следователей Гдляна и Иванова, раскрутивших «хлопоковое дело» по личному указанию Ю.Андропова, тоже оказалась ухабистой. Сначала сделали героями, наградили, избрали депутатами Госдумы РФ, а потом выгнали из Думы и из Генеральной прокуратуры РФ, возбудили уголовное дело за репрессии против честных тружеников и… отправили на пенсию.

В 2007 году компания, связанная с руководством Лондонским футбольным клубом «Арсенал», акции которого решил приобрести уже ставший олигархом А. Усманов, наняла частного детектива для того, чтобы расследовать его прошлое. Расследование заняло полгода, во время которого леди-детектив посещала Ташкент, после чего сообщила заказчикам, что не получила результатов, заявив, что власти Узбекистана «запутывают расследование». Еще бы! «Комсомолец» Алишер Усманов в этой передряге был просто мелкой сошкой. Уверяли, что в «хлопковом деле» были замешаны первые лица республики Рашидов (тогда умерший или, ходили и такие слухи, убитый) и Усманходжаев (сразу снятый с работы). По одной из версий, следы вели в ЦК КПСС. Назывались имена некоторых секретарей ЦК КПСС, с кем делились узбекские взяточники. Якобы они и прекратили расследование и расправились со следователями. Кто же станет доставать из шкафов такие скелеты!

Еще до всех этих событий Ирина Винер стала знаменитостью Ташкента. С 1972 по 1992 год она работала сначала тренером сборной команды города, а затем и сборной команды Узбекистана по художественной гимнастике. Впервые в истории спорта республики она воспитала, несмотря на огромную конкуренцию в сборной СССР, победительницу Кубка Интервидения Веру Шаталину, пятикратную чемпионку СССР Венеру Зарипову, чемпионку СССР Елену Холодову, чемпионку мира в групповых упражнениях Марину Николаеву. Ей было присвоено звание Заслуженного тренера Узбекистана. Возможно, благодаря успехам ее учениц власти «не замечали» ее поездки к заключенному в зону строгого режима. Он ведь официально даже ее мужем тогда не был! Почти все нынешние чемпионки – воспитанницы Ирины Винер.

Сейчас с восторгом пишут: «Ирина Александровна гордится, ее муж Алишер Бурханович – не только горячий поклонник ее таланта, но верный помощник в делах. Еще когда Верочка Шаталина в конце 1970-х годов только-только готовилась выступить на первенстве СССР среди девушек, а любовь гимнастки и фехтовальщика была еще тайной, «подпольной», он пришел на помощь любимой. Как? Да просто снял в ленинградской гостинице «Прибалтийская» двухэтажный номер, чтобы Вера могла тренировать броски предмета и не беспокоить живущих ниже. Сколько это стоило 20-летнему студенту? Как пел Высоцкий, «откуда деньги, Зин?» Об этом можно только догадываться, но красивый жест не мог не покорить сердце Ирины. К тому же Верочка Шаталина была ее любимой «дочкой»: несколько лет, до своего триумфального выступления, она жила в семье Винер, т.к. отец девочки, генерал КНБ, был переведен из Ташкента в Москву, а дочка не захотела расстаться с любимым тренером. «Стоит такая худенькая, тоненькая необыкновенно красивая и заявляет отцу: если увезете силой, из поезда выброшусь!» — вспоминает Ирина Александровна.

Что было с А.Усмановым после «помилования» и до начала 90-х годов, почти неизвестно. Нам говорят, что большинство нынешних крупных олигархов в то время сделали своей начальный капитал на челночной торговле: кто жвачку, кто тряпки из Китая возил, как наши казахстанские бизнесмены, кто, как Р.Абрамович, мягкими игрушками торговал. Теперь многие из них, кого не убили в 90-е, олигархи, но не торгуют мелочевкой, а почему-то почти все имеют отношения к нефти. Пишут, что освобожденный из застенков А.Усманов, как забытый чукча Алитет, тогда тоже ушел в горы: открыл фирму, обслуживающую состоятельных иностранных охотников, желающих пострелять дичь на Памире. После с помощью студенческих друзей перебрался в Россию. МГИМО опять пригодился! Среди этих друзей оказался тогдашний глава администрации Президента РФ Ельцина Ястржембский, который и сейчас охотится с фотоаппаратом в Африке на тамошнее зверье и устраивает выставки своих снимков.

Первыми бизнесами Усманова в России стал цех по производству полиэтиленовых пакетов в Московской области, а также поставки табака. Доходы даже этих фирм – коммерческая тайна, но трудно предположить, что именно они сделали его миллиардером. Сейчас он, как мистер Твистер из нашего детства, — владелец заводов, газет типа издательского Дома «Коммерсантъ», телеканала 7ТВ, десятка пароходов, а главное — пакетов акций ряда крупнейших металлургических предприятий в России и за рубежом, а также архангельских алмазов и входит в состав директоров нескольких успешных банков. Разные спортивные клубы – это уже мелочь. У А.Усманова есть корабль, единственное судно, которое он назвал в честь своей мамы – «Дильбар», а все шлюпки и яхты у него «Ирины»: «Ирина-1», «Ирина-2» и т.д. На одной из яхт (а это тоже немалое судно) гимнастки Ирины Винер во время сборов живут и катаются по морю.
Добавим: в 2007 году, за день до начала аукциона Сотбис, Усманов приобрёл за 72 млн долларов США выставленную на продажу коллекцию искусства М. Ростроповича и Г. Вишневской, собранную ими за время жизни за границей, и безвозмездно передал ее российскому правительству. Сейчас она экспонируется в Константиновском дворце – в Санкт-Петербургской резиденции Президента РФ.

Тогда же Усманов выкупил у компании Олега Видова исключительные права на коллекцию советских мультфильмов, присвоенных актером во время перестроечного развала кино, и передал её детскому каналу. Именно Алишер Усманов, пожелавший остаться неизвестным, выкупил на другом аукционе коллекцию яиц Фаберже. В 2013 году фонд Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт» устроил возвращение картины Франса Халса «Святой Марк» в ГМИИ им. Пушкина.

В 2013 году Алишер Усманов занял первое место в рейтинге российских меценатов по версии журнала Forbes.

4 декабря 2014 года Алишер Усманов на нью-йоркском аукционе «Кристис» приобрёл за 4,1 млн долларов США Нобелевскую медаль Джеймса Уотсона (которую Уотсон был вынужден продать) и вернул её учёному, на что тот ответил: «Я глубоко тронут этим жестом, который показывает его высокую оценку моей деятельности после открытия структуры ДНК, посвящённую исследованиям в области раковых заболеваний».


Когда по ТВ показывали передачу одной из коллекций музейщикам, можно было увидеть интерьер дома олигарха, мало чем отличающийся от дворцов шейхов. Колонны в холле выглядят как в Зимнем дворце – облицованы малахитом (или каким-то другим зеленым камнем).
Алишер Усманов по-прежнему, как в юности, любит футбол и фехтование и является президентом Международной федерации фехтования, а так же членом Совета при Президенте РФ по развитию физической культуры и спорта, спорта высших достижений, подготовке и проведению всех нынешних Олимпиад.

Любит не теоретически, а всячески помогая спортсменам. В мае 2011 года Усманов вошёл в пятёрку крупнейших британских благотворителей в рейтинге, составляем газетой The Sunday Times. По данным издания, общий объём благотворительных трат Усманова за прошедший год составил около $126,5 млн. Все эти рейтинги… То объявят, что Алишер Усманов занимает 54 место среди олигархов мира, то недавно сообщили, что он второй после Р.Абрамовича, правда, в Великобритании. Нам зачем считать чужие денежки? Все равно ничего нам не перепадет!
Теперь еще одна тайна тех лет – не коммерческая. Несколько лет перед Олимпиадой 1992 года в Барселоне Винер была тренером сборной Великобритании по художественной гимнастике и подготовила двух олимпийских чемпионок для этой страны. После ее возвращения в Россию в 1992 (!) году Ирина и Алишер, наконец-то, стали супругами официально.

«У нас не было пышной свадьбы, какие устраивают сейчас. Мы просто пошли и расписались, – вспоминает Ирина Александровна. — Мы вместе уже больше 30 лет. Иногда говорят: в этой музыке пять тем или три темы, три характера. Так вот в нашей музыке жизни было очень много тем: первая – тема встречи, вторая – тяжелых испытаний, третья – становления нас в России, каждого в своей ипостаси, четвертая… Тем действительно много, и все это идет под аккомпанемент с названием «наша любовь».

Супруги считают, что секрет долговечности их отношений — в общности интересов и …раздельном проживании. Она чаще всего живет со своими «дочками» в олимпийской деревне в Новогорске, где, кстати, два дома для гимнасток построено тоже на деньги Усманова, или подолгу бывает на соревнованиях.

Он занят своим бизнесом. Обычно супруги встречаются несколько раз в неделю, «предпочитая с интересом общаться недолго, нежели умирать от скуки в обществе друг друга постоянно, как большинство семейных пар», как говорит Ирина.

— В свое время он ездил за мной на турниры и в Прибалтику, и в Москву. А сейчас он смотрит гимнастику по телевизору. Иногда может позвонить мне и сказать: «Включи телевизор, твою гимнастику, Гран-при показывают». И я тоже уже не бываю на его фехтовании. В последнее время из Новогорска практически никуда не выбираюсь. Мне проще отправиться в аэропорт и в другую страну, чем в центр Москвы.

Когда Ирине Винер говорят, что ее знают все, а муж — человек скрытный, непубличный, она отвечает:

– Я не согласна с тем, что Алишер не публичный человек. Он постоянно всем помогал. Детям, больным ДЦП. Майе Плисецкой он помог сделать 80-летний юбилей, Игорю Моисееву – 100-летний. Когда в 90-е годы в спорте не было денег, спортсмены уходили, бросая карьеру, в нашей художественной гимнастике начался расцвет. Он платил за этот прекрасный зал в Новогорске, спонсировал сборную. Покупал гимнасткам квартиры и машины…Сейчас в Химках построена, конечно, не без помощи мужа и сына, Олимпийская деревня Ирины Винер.

Ирина Александровна не скрывает, что не знает недостатка в деньгах. Она и сама зарабатывает, и муж ей ни в чем не отказывает, но почти все ее расходы – это обеспечение команды.

Красивейшие костюмы воспитанниц она сама покупает для них в разных странах мира или шьет у известных модельеров.

Сын Ирины от первого брака, когда-то организованного ее отцом, Антон Винер – тоже успешный бизнесмен, владелец сети элитных соляриев «Сан и Сити» и основатель сети «Хивинская Чайхана» и «Урюк-Кафе». Он тоже часто выступает в качестве спонсора мероприятий матери. Отчим ему помогает, но считает, что каждый сам должен добиваться успеха.

Такой человек, как Алишер Усманов, не может не быть объектом зависти и откровенной клеветы. Вот лишь один факт. В прошлом, 2017 году, на него «наехал», как принято выражаться в кругах настоящих борцов за справедливость, А.Навальный, опубликовавший фильм-расследование «Он вам не Димон». А. Усманов потребовал извинений за лживую информацию. Не получив их, в свою очередь, Усманов подал иск о защите чести и достоинства против Навального и Фонда борьбы с коррупцией. И выиграл все суды, которые состоялись по его искам. Были и другие «битвы гигантов бизнеса», которые Алишер называет лаем Моськи на слона. Эти стычки подробно описаны в СМИ.

Бизнесмен имеет десятки высоких наград разных стран, в том числе, и казахстанский Орден Достык (2011) — за плодотворную работу по сохранению взаимного согласия в обществе, заслуги в укреплении мира, дружбы и сотрудничества между народами.

Алишер Усманов хотя и забросил спортивную карьеру, но его связь со спортом остается очень тесной по сей день. С 2008 года он занимает пост председателя федерации фехтования. Его вклад в развитие этого спорта огромен не только в финансовом смысле (он фактически много лет содержит фехтовальную команду РФ). Он сделал много и для укрепления международных связей в этом виде спорта.

– Это элементарная попытка человека сохранить в своей душе лучшие годы своей жизни – детство, юность. Фехтование – это моя молодость, и, помогая развиваться этому виду спорта, я в нее возвращаюсь. Я люблю этот вид спорта.

Фехтование – не коммерческий вид спорта. Наоборот, за прошлый четырехлетний цикл Алишер Усманов вложил в него 24,534 млн швейцарских франков (22,4 млн евро).

Ирине Винер часто завидуют менее удачливые коллеги: мол, будь у нас такой муж, мы бы тогда бы! Но ведь когда начиналась эта лав стори фехтовальщика и гимнастки, никто мог предположить, чем может она закончиться. Особенно когда молодая женщина шесть лет таскала передачи в тюрьму.

Сейчас Ирина Александровна Винер — Президент Всероссийской федерации художественной гимнастики (c 2008 года), вице‑президент технического комитета по художественной гимнастике Международной федерации гимнастики. Вообще, наград у нее не меньше, чем у мужа: Герой Труда Российской Федерации (2015), Заслуженный работник физической культуры РФ (1997), Заслуженный тренер России. Всероссийская Академия бизнеса и предпринимательства и Международная ассоциация журналистов «АСМО-пресс» включили И.А. Винер в уникальное издание — альманах Золотой серии «Знаменитые женщины России». Однако любая информация о ее успехах и наградах заканчивается короткой фразой: «жена миллиардера Алишера Усманова».
В одном фильме героиня говорит, чтобы стать женой генерала, надо выходить замуж за лейтенанта да поездить с ним по гарнизонам. Но тут никто не даст гарантий, что каждый лейтенант достигнет таких высот. Тут нужно еще кое-что.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *