Региональный информационный портал

Легенда казахстанского баскетбола

Существуют предания, что в древности на территории Казахстана на берегах могучих рек и в горах жили люди-великаны. И не только жили, а они еще и после смерти до сих пор продолжают расти под землей. Якобы на старинных кладбищах, около полуразрушенных мазаров, находят огромные скелеты, кости ног которых вытянуты метра на четыре от черепа. Особенно распространены такие легенды на юге Казахстана.

Казалось: выдумки, фантазии! И вдруг археологи нашли в Актюбинской области скелеты гигантов. Правда, не 4-метровых, а всего двухметровых людей, но и это удивительно. Ведь средний рост жителей нашей страны от 160 до 170 см. Казахские ученые тут же пришли к выводу, что в древности на территории между Аралом и Каспием в самом деле проживали великаны.

Но разве это так удивительного – рост 2 метра?! В каждой стране есть свой такой гигант. Их в книге рекордов Гиннеса десятки. Одним из богатырей, вошедших в эту книгу, был казахстанец Увайс Ухтаев. Его рост – 2 метра 36 см. — поражал воображение всех, кто его видел. Но главное — он был самым знаменитым баскетболистом в Алма-Ате 50-х гг..

Давным–давно, лет 50 назад, сборная команда Петропавловского пединститута со смехом и шутками шла на тренировку по аллеям центрального парка Алма-Аты, тогда столицы КазССР. В городе проходила одна из первых студенческих спартакиад спортивного общества «Буревестник», и парк был полон представителей всех городов республики и разных видов спорта.

Вдруг все замолчали. На аллее показалась группа парней в спортивной форме. Вроде ничего сверхъестественного не случилось, но мы замерли. Один из спортсменов был на голову выше своих довольно рослых спутников. «Вася!» — восхищенно прошептал капитан команды ПГПИ Леня Шестериков, сам немалого роста, но не такого же! Тогда даже самые высокие баскетболисты были 190 см, а этот явно на полметра выше.

Вечером мы смотрели, как сражалась студенты из Алматы с какой-то провинциальной командой. Зрителей, сбежавшихся со всего парка, больше всего привлекали не неизвестные студенты, а великан, которого все называли Вася или Вася Чечен. О нем тогда уже писали газеты и ходили легенды, особенно в Караганде, где жил и стал знаменитым этот необычный юноша из семьи ссыльных. А я, как выяснилось совершенно случайно, знала его с раненного детства, когда мы были соседями.

Семья будущего знаменитого спортсмена была выслана с Кавказа в городок Ленгер, но иногда ссыльным разрешалось перебраться в другие места, где была работа.

В Железнодорожном районе Караганды, на огромной станции Сортировочной, недалеко от нашего дома, прямо рядом с вокзалом, с 1945 года существовал чеченский поселок — две коротких улочки землянок. Что-то вроде погребов с крошечными окошками на плоских крышах. Там и жили сосланные с Кавказа чеченцы. Я еще и в школу тогда не ходила, но почему-то знала многих обитателей поселка. Больше всего запомнились женщины и дети. Молодые, они на родине, вероятно, были домохозяйками. Но на чужбине им, не имеющим профессии, приходилось выполнять довольно тяжелую работу путейцев. В длинных темных юбках, замотанные в черные платки, они кидали совковыми лопатами гравий, переносили какие-то железки. Правда, эта работа неплохо оплачивалась. Женщинам постарше заработать было труднее. Некоторые, иногда вместе с большенькими детьми, подрабатывали, помогая местным жителям на огородах – копать, сажать, собирать урожай за долю в этом самом урожае. Так, невысокая, не знающая ни слова по-русски женщина часто помогала нашей многодетной соседке, получая в виде платы банку молока или ведро картошки. С нею обычно приходил мальчик, высокий, ростом гораздо выше мамы, но до поры до времени не очень отличающийся от ровесников. Да и кто у него спрашивал о возрасте! Потом он куда-то исчез. Куда, выяснилось случайно.

Однажды муж тети Симы, как звали соседку, со смехом рассказал, что охранники задержали на путях ее «помощника Ваську-чеченёнка».

— Представь, вымахал как телеграфный столб. Почти два метра. Прёт на плечах шпалы. Ребята подумали: мужика поймали. А он пацан. Тут его мать прибежала, сует документы, а по ним получается, что ему 15 лет. Да и свой вроде. Отпустили мы его. Договорился я с директором нашего училища, чтобы взял его учиться на помощника машиниста. Больше не придет к тебе картошку полоть — копать.

Муж тети Симы был парторгом в своей военизированной охране, а значит, начальником. Его послушались. Оказалось, у себя на родине парень неплохо учился в школе. Училище (школа машинистов паровозов – ШМП) – это в те поры трехразовое питание, форма и стипендия. Крошечная, но хорошая – маме на хлеб хватит. Вот тогда-то юноша исчез из поселка.

Тогда, в первые послевоенные годы, многих подростков, особенно сирот, определяли в особые учебные заведения. В Караганде было несколько ГорПУ – горнопромышленных училищ. Они готовили кадры для шахт. Никто и не вспоминал Васю, даже любившая его тетя Сима. Своих забот у всех хватало. Она и со своими ребятишками справилась бы с огородом, но никто даром не взял бы у нее ни молоко, но картошку. Вот и придумывала прополку.

Когда мы с однокурсниками уже в конце 50-х гг. встретили Васю Чечена в Алматы, говорили, что он окончил физкультурный техникум в Караганде и стал известным в Казахстане баскетболистом. Слава богу! Не многим из детей ссыльных такое удавалось.

Во время той студенческой спартакиады Увайс Ахтаев выступал за свой техникум. Поражал он болельщиков не только ростом, но и мастерством, хотя, казалось, по площадке не бегал, а ходил обычным шагом. Мяч он не бросал в корзину, а подходил к ней и, подняв руки, просто клал его в кольцо. Его рост 2 метра 36 см позволял такое.

Что было дальше, мне известно по публикациям в печати, особенно по книге знаменитого баскетбольного тренера Александра Гомельского «Баскетбол. Секреты мастерства».

Оказывается, Увайс проявил такие спортивные таланты, что оказался не в школе машинистов, а в Карагандинском физкультурном техникуме, где в начале спортивной карьеры занимался многими видами спорта — боксом, борьбой, толканием ядра и даже играл некоторое время в водное поло, просто стоя в воде. Любой бассейн он мог перейти пешком, не плавая и не ныряя. Уже летом 1946 года он участвовал в Спартакиаде институтов и техникумов физической культуры в Львове, где выступал в соревнованиях по метанию диска, но особенно высоких результатов не показал, только вызвал необыкновенный ажиотаж у публики, не видевшей таких великанов.

Высмотрел юношу богатырского роста известный в Караганде тренер Исаак Копелевич. «Безродных космополитов» евреев тогда тоже было немало в городах Казахстана, и занимались они обычно прежними профессиями. И.С. Копелевич увез Увайса Ахтаева вместе с мамой в Алматы.

Так уж совпало, что ныне известный актер Александр Филиппенко тогда тоже жил в столице Казахстана и увлекался баскетболом. Он рассказывал в интервью: «Я хорошо помню, что такое ДЮСШ, что такое выезды на сборы, на соревнования. И мне повезло с хорошими тренерами. Я считаю очень важным, каким был твой учитель. В баскетболе моим наставником был Исаак Саулович Копелевич, который в свое время тренировал знаменитого гиганта Увайса Ахтаева, игравшего за алматинское Динамо и сборную СССР. Он сделал для меня не меньше, чем Михаил Борисович Азовский — актер, под руководством которого я делал свои первые шаги на сцене… Под руководством Исаака Сауловича и Михаила Борисовича я делал свои первые шаги — в спорте и в творчестве. Баскетбол, как и театр, — дело коллективное. Понятие «команда» — имеет большое значение в обоих случаях».

Актер также вспоминал, что матчи с участием Ахтаева вызывали невиданный ажиотаж, баскетбольные площадки не могли вместить всех желающих увидеть новоявленного Гулливера. Толпы народа собирались вокруг Васи после игры, каждый хотел сфотографироваться с этим открытым и дружелюбным парнем, которого совсем не озлобили сложные перипетии его судьбы.

Этот 17-летний гигант производил колоссальное впечатление. Экспансивный, общительный, он всегда был в окружении болельщиков, которых интересовало все – и сколько этот человек-гора пьет, и сколько ест, и какого размера носит обувь. А обувь для такого гиганта сшить было совсем непросто. Он играл, как правило, в огромных черных ботинках-самоделках 58 (!) размера на микропористой подошве. Они часто рвались, не выдерживая нагрузки, ведь вес Ахтаева достигал 160 килограммов, и приходилось снова искать сапожника, который мог бы обуть гиганта. Однажды, чтобы помешать спортсмену выйти на площадку, ленинградские баскетболисты спрятали его форму и обувь. Увайс не смутился – вышел в обычной майке и трусах, в огромных ботинках, у которых оторвали каблуки. Играл он как всегда великолепно, и злая шутка не помогла соперникам. А они позволяли себе и не такое.

Эдуард Асриянц, бывший судьей-информатором на всех крупных баскетбольных турнирах 50-х годов и хорошо знавший Ахтаева, рассказывал, например, что игрок московского «Динамо» и сборной СССР Виктор Власов в одном из матчей не нашел ничего лучшего, как незаметно от судей щекотать Ахтаева в момент получения им мяча. Естественно, Увайс, не выдерживая щекотки, выпускал мяч из рук. Такие, мягко говоря, совсем не джентльменские проделки приводили к тому, что добродушный гигант терял терпение и тоже начинал «шутить». Однажды во время матча с тбилисским «Динамо» Увайса долго выводил из себя «опекавший» его Абашидзе. И тогда Ахтаев, будто бы невзначай, наступил ему на ногу. Абашидзе упал и потерял сознание! После этого он с Ахтаевым был всегда на площадке предельно вежлив и никаких вольностей себе не позволял. Одного судью, который, как считал Ахтаев, слишком придирался к нему, Вася внушительно предостерег: «Еще раз ни за что свистнешь, посажу на щит и не сниму!» И пальцем для убедительности показал, куда он его посадит. Судья сразу как-то сжался: угроза была реальной…

Увайсу не пришлось принять участие в больших международных состязаниях и получить высокие спортивные звания. Обычно объясняют это тем, что он был ссыльным. Существует легенда, что сам «друг чеченцев» Берия (это по его инициативе горцев ссылали в Казахстан и Среднюю Азию) предлагал Увайсу изменить фамилию Ахтаев на Копелевич и записаться евреем. Шутил, видимо, так. Тогда он обещал, что спортсмен войдет в сборную страны и будет выездным, но он отказался.

Завистники считали, что Увайс Ахтаев был увальнем и использовал на площадке только свой рост, но, как пишет его московский тренер Александр Гомельский, он обладал и отличной техникой игры: «Конечно, он просто физически не мог бы так бегать весь матч по площадке, как это делают Сабонис, Гришаев, Гоборов — центровые 80-х. Они появились в спортивных командах после того, как в СССР увидели игру великана Увайса. Но Ахтаев не потерялся бы среди и своих наследников, можно даже сказать потомков, поскольку у него была хорошая техника — техника владения мячом, техника паса, техника броска. А техника во все времена была и остается главным козырем в арсенале любого баскетболиста. Ахтаев привнес много новшеств в баскетбол. Например, его знаменитый пас через всю площадку. Или забивание мяча сверху в корзину. Cегодня все мы любуемся, как эффектно выполняют этот прием профессионалы НБА. А Ахтаев делал это более полувека назад». Всему этому научил В.Ахтаева сам А.Гомельский, когда пытался ввести его в сборную СССР. Не удалось…

Самыми крупными соревнованиями, в которых участвовал Увайс Ахтаев, была I Спартакиада народов СССР 1956 года. Сборная Казахстана тогда была довольно средней командой, которую лидеры особо не принимали в расчет. Но появление в ней фантастического Увайса Ахтаева и блестящего тактика и техника А. Алачачяна (его переманил в Алматы Копелевич) сделали ее грозным противником любой команды. Их назвала «два А» -Ахтаев и Алачачян. Вдвоем они были непобедимы и долго неразлучны. Маленького и шустрого Алачачяна трудно было догнать на площадке, а из рук Ахтаева – вырвать мяч.

На Спартакиаде команда Казахстана преподнесла сенсацию, обыграв сборные Москвы, Ленинграда, Украины. Про встречу с лидером соревнований — сборной Латвии, где и тогда были игроки в 190 см, Александр Гомельский в своей книге пишет: «Малая спортивная арена Лужников была забита до отказа. Такой аудитории на баскетболе я у нас раньше не видел. И зрителям было на что посмотреть. Игра выдалась такой тяжелой, что и не знаю, как нам удалось все же буквально на последних минутах вырвать победу».

Ахтаев отличался особой преданностью спорту. Однажды один московский режиссер предложил ему сняться в кинофильме в роли Гулливера. Увайс согласился, но, узнав, что дни съемки совпадают с датами соревнований, сразу отказался. Все уговоры и мольбы режиссера были напрасны.

Были у него и «неспортивные» противники.

Когда мы, петропавловские студенты, в 1957 году восхищались игрой удивительного богатыря, никто из нас и не знал, что Увайс уже был болен. Тогда он выступал в команде уже в последний раз. Еще год назад врачи обнаружили у него диабет. Играть в баскетбол ему запретили. Возможно, поэтому он и выступал тогда в команде своего техникума, что надеялся вернуться на площадку.

После смерти Сталина и Берии, чеченцам разрешили вернуться на Кавказ. Увайс Ахтаев с женой Тамарой тоже уехал в Чечню. Как и в Казахстане, на родине его любили и гордились им. Руководство республики разрешило ему построить большой двухэтажный дом в Грозном. Но выйти на баскетбольную площадку в качестве игрока ему было не суждено. Увайс стал тренером по баскетболу в мужской и женской командах в Чечено-Ингушетии. Под руководством Ахтаева мужская команда завоевала Кубок Северного Кавказа и Закавказья, а женская сборная выступала в первой лиге первенства СССР.

Наблюдая с трибуны все игры, Увайс с тоской говорил своему другу Алачачяну: «Я еще вернусь в баскетбол, обязательно вернусь…». В 1973 году произошел несчастный случай — Увайс сломал ногу. Перелом был тяжелый, гигант так и не смог оправиться от него, несмотря на то, друзья привозили к нему из Кургана знаменитого доктора Илизарова.

В быту у баскетболиста-великана было немало проблем. Он не помещался ни в один общественный транспорт. В Алматы его наградили автомобилем «Москвич», но в нем пришлось убрать переднее сидение. Народные умельцы подняли крышу авто. После такой переделки с горем пополам Увайс помещался в машине. Позже такой же реконструкции подверглась его наградная «Волга». Тогда женщины редко водили автомобили, но жена Увайса Тамара получила права и стала личным водителем мужа. Спортсмену трудно было ездить в поездах, летать в самолетах, жить в гостиницах. Ему невозможно было подобрать мебель по росту и весу. Приходилось заказывать самые обычные вещи, например, специальную трехметровую кровать.

Некоторые авторы пишут о какой-то особой диете спортсмена. Мол, ел он совсем мало, зато в день выпивал до 15 литров воды. Вес его временами достигал 190 кг, но он сбрасывал его до 160. Но ведь все это симптомы диабета! Да и быстрый и огромный рост – тоже не признак здоровья, а последствия заболевания гипофиза. Недавно знаменитый боксер Николай Валуев рассказал о таких же причинах своей необычной внешности. Он тоже до 15 лет рос как все дети, а потом началось! Нынче медицина умеет справляться с таким состоянием пациентов, да и то не всегда. Что уж говорить о военных и послевоенных годах жизни ссыльного мальчика Увайса!

Сам спортсмен очень стеснялся своего огромного роста. Когда он один или в сопровождении невысоких матери или супруги выходил в город – посмотреть на «Васю-Чечена» сбегалась вся детвора. «Он очень тяготился своей громадностью, всегда сутулился, чтобы казаться чуточку ниже. Если во время медосмотра приходилось называть рост, то обязательно уменьшал его на несколько сантиметров», – пишет в книге «Гигант баскетбола. Триумф и трагедия Увайса Ахтаева» Саид Бицоев.

Об Увайсе Актаеве вспомнили в связи с его 85-летием, до которого он, к сожалению, не дожил. Скончался Увайс Ахтаев в 1978 году. Ему было 48 лет. Перед смертью он просил, чтобы его могильный холмик не был большого размера: «При жизни люди очень досаждали, глазея на меня. Не хочу, чтобы это продолжалось и после моей смерти», – говорил он. Его волю исполнили. Его могила известна только самым близким людям.

После смерти мужа Тамара Ахтаева не смогла жить в доме, где всё напоминало о муже, и переехала в однокомнатную квартиру.

Сейчас его вспоминают как легенду спорта Алматы, лучшего баскетболиста мира 50-х годов. Пишут, «Увайс Мажидович Ахтаев был человеком большого роста и огромной души, гигантских ног и великого сердца». Его именем назвали стадион в Грозном, на котором собирались проводить ежегодный всесоюзный турнир, посвященный Увайсу Ахтаеву. Но… случилось это мероприятие только два раза. Как часто бывает, на спорт денег не хватило.

Читая все это, я радуюсь, что тогда, в далекие 50-е, у нас, безалаберных студентов, хватило ума не глазеть на богатыря-баскетболиста, а только восхищаться его игрой на площадке в парке Алматы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *