Региональный информационный портал

Блокадный романс

Впереди у нас большая дата – 70-летие Великой Победы. Заметила такую вещь (не сегодня заметила, давно): чем более внушительными становятся юбилейные цифры, чем дальше от нас реальные события тех страшных и славных лет, тем больше культура постсоветского пространства «шлепает» военной попсы, не трогающей, не ранящей, не будоражащей. А, может, наступило некое пресыщение? Ведь о войне уже сказано всё, и даже больше, и гениально сказано, и пронзительно. И новому Слову, как свежему ростку, уже не пробиться сквозь мощные напластования исхоженной вдоль и поперек военной темы? К счастью, это не так. Премьерный спектакль Русского театра драмы имени Н. Погодина «Мой бедный Марат» — тому подтверждение.

Среди многочисленных достоинств режиссера-постановщика Виктора Шалаева есть одно, мною особенно ценимое – Шалаев умеет выбирать нужные пьесы. С одной стороны, не заигранные, не затертые, возможно, запамятованные современным зрителем, с другой – удивительно современного звучания. Такой бесспорной удачей выбора стала пьеса советского драматурга Алексея Арбузова «Мой бедный Марат».
По большому счету, это пьеса – не о войне. Вернее, не только о войне. Это пьеса о странностях любви. Арбузов вообще склонен к камерности, он любит описывать социальные катаклизмы через призму внутреннего мира своих героев. Драматургия Арбузова предельно психологична и даже психологична в прикладном смысле. Не случайно второе название пьесы — «Не бойся быть счастливым». Оказывается, быть счастливым – это очень трудно. Возможно, даже труднее, чем пережить войну, лишения и голод.
Действие начинается во время блокады Ленинграда и затем переносится в конец шестидесятых. Автор использует типичное для него растяжение действия на многие годы, исследуя характеры героев в динамике. Это пьеса — тончайшее полотно, сотканное Арбузовым с редким пониманием сложности и запутанности человеческих отношений. Кажется, ему удалось проникнуть в самую суть любви. Для театра такое произведение — сродни дару небес, для молодых актеров, занятых в постановке (а в ней заняты сплошь молодые исполнители) – прекрасная школа ремесла и постижения бездн непростой науки человековедения.
Я рада, что спектакль получился таким теплым и искренним. Смотрится он на одном дыхании, несмотря на внушительный хронометраж. Кажется, впервые в этом сезоне погодинцы показали настоящий психологический театр. Театр для живых людей и про живых людей. И, соответственно, возникает желание проанализировать характеры героев, распутав клубок их непростых взаимоотношений. Это занятие обещает быть довольно увлекательным. Поехали?

Трёхликая любовь. Лик 1. Лика.

В этой хрупкой девочке со смешными косичками, как оказалось, заложен мощный инстинкт выживания и материнства. Внезапно вспыхнувшие материнские чувства и заставили ее предпочесть Марату Леонидика. Ещё бы. Ведь Леонидик «ни на кого не похож», он ранимый, слабый, болезненный. Он лишился руки на фронте, в конце концов. При этом где-то в глубине души Лика понимает, что только чувство к Марату – настоящее. А всё остальное — эрзац. Но Марат слишком горд, он все держит в себе, он не умеет так красиво говорить, как Леонидик. Марат – человек действия. Его любовь выражается в конкретных поступках, в цветке, добытом в осажденном городе, чтобы подарить на Ликино 16-летие. В кусочке сахара, который он несёт по тёмным страшным блокадным улицам, чтобы торжественно вручить ей – Лике. Но от Марата тщетно требовать признаний. Как всякий настоящий мальчишка, он стесняется высокопарных объяснений. А Лике – вопиюще неопытной в амурных делах – кажется, что – не любит.
Это огромная проблема сиротства. Рядом с Ликой нет мудрого понимающего жизнь взрослого, который бы объяснил: «Вот оно, девочка, вот оно – самое настоящее в твоей жизни. Это Марат». Мать на фронте, потом и вовсе умирает, Лика в этой жизни совсем одна. И хотя её сердечко, словно цветок, раскрывается навстречу Марату, ей не хватает опыта разобраться, что к чему? Лика думает: работа, дом, слабый, нуждающийся в её поддержке муж, — это и есть женское счастье. И она жестоко заблуждается. Без настоящего подлинного возвышающего чувства её жизнь лишается красок. Лика чахнет. Внутренне опускается. Это проявляется и в том, что она отказывается от служения своей полудетской мечте – стать доктором-исследователем, и соглашается на ставку в поликлинике «не освобожденной заведующей». К финалу спектакля Лика понимает, что жизнь ускользает от неё, но она ничего не может и главное – не хочет с этим поделать. Чувство долга вяжет по рукам и ногам. И тянет на дно…

Лик 2. Марат.

Марат – из тех мальчиков, про которых говорят: «соль земли». Сильный, смелый, дерзкий, отчаянный. Они и врёт от избытка жизни, даже не врёт, а сочиняет, приукрашивает серую действительность блокады. Марату свойственно жить на пределе чувств. Он жаждет подвига, и не случайно, с войны он возвращается со Звездой Героя.
У этого отчаянного мальчишки есть красивая достойная мечта – строить мосты, соединять берега. Он благороден до мозга костей. И в итоге (ох, как это нередко случается в жизни!) становится жертвой собственного благородства. Ведь фактически Марат уступает Лику Леонидику, потому что тот вернулся с войны инвалидом. Ему кажется: Леонидику Лика нужней, он не сможет выжить без неё, а он, Марат, сильный, он сможет…
Марат предпочитает уйти ради счастья друга. Он ещё не знает, что самый горький жизненный урок: это не только «на чужом несчастье своё счастье не построишь». Марату предстоит узнать, что на своём несчастье точно также невозможно построить и чужое счастье. Ведь все мы – люди – сообщающиеся сосуды, тем более те из нас, кто столько пережил вместе, сколько пережили герои арбузовской пьесы. И только в том случае, если ты полон сам, ты сможешь наполнить другого. Любовь ведёт жесткий счёт. И не прощает ничего. И одновременно всё – прощает.

Лик 3. Леонидик.

Пожалуй, самый неоднозначный из персонажей арбузовской пьесы. Леонидик – даже его имя говорит само за себя. Мальчик, безумно любящий свою мать. И столь же сильно ею любимый. Отец, по воспоминаниям героя, не сыграл в его жизни сколько-нибудь заметной роли. «Когда он умер, в моей жизни ничего особо не изменилось. Только обеды стали победнее», – с горечью говорит друзьям Леонидик. Мать была его солнцем. Леонидик просто обожал мать. Настолько обожал, что не смог ей простить того, что незадолго до гибели в блокадном городе та полюбила другого мужчину. Она жертвенно отдавала своему любимого часть блокадной пайки, а сын видел это и страдал. И ненавидел материнского избранника. Когда тот умер вслед за ней, Леонидик испытал облегчение и сам испугался этого чувства.
Об этом он признается своим новым друзьям – Лике и Марату, потому что такую правду невозможно носить в себе. Складывается впечатление, что Леонидик даже чего-то не договаривает. Но ясно одно: за скупыми словами о смерти матери и её мужа стоит человеческая драма, страшная и тёмная какая-то история. Слишком тяжёлая ноша для мальчика-поэта, влюблённого в собственную мать.
Однако при всей своей ранимости Леонидик имеет довольно цепкую хватку. Он решил для себя, что Лика – его счастливый билет, и он не намерен её никому уступать. Даже Марату, которым он восхищается и которого искренне любит. Физическая слабость прекрасно уживается в Леонидике с изощренностью чувствования. Такие люди становятся хладнокровными манипуляторами, прекрасно знающими тайные струнки окружающих. Леонидик знает, что Лика – жертвенна, и что Марат – слишком горд. На этих струнах он сыграет свою главную сольную партию. И приз – Лика – в итоге достается именно ему. Ему, а не смелому, ловкому, гордому Марату.
«Я без тебя пропаду, — с надрывом говорит Леонидик Лике. – Ты для меня мать и сестра, ты для меня весь мир». И сострадательная, тонко чувствующая Лика не может устоять. Хотя ждёт признания от другого. Но так и не дожидается.
На фронт Леонидик уходит не по зову души, а потому, что «Марат не оставляет ему другого шанса». Ведь Марат ушел добровольцем, и он, Леонидик, не может остаться дома, не упав в Ликиных глазах. Вообще, Леонидик по жизни — везунчик. Первый раз ему крупно повезло, когда умирающий от холода и голода, он оказывается в разрушенном доме, где живут Лика и Марат. Даже в том ему подфартило, что на войне он лишился руки. Не было бы счастья, да несчастье помогло: девушка выбирает его, а не здорового Марата. Завоевав Лику, отбив её у соперника с помощью тонких психологических манипуляций, Леонидик, тем не менее, не умел сделать любимую женщину счастливой. Да и сам он, третьесортный поэт, которого печатают мизерными тиражами, разве он сам счастлив?
Впрочем, никогда не знаешь, на что способен может быть человек? Характерно, что именно Леонидик, один из всей троицы, осознает приближение полного краха и решается на настоящий житейский подвиг – отказаться от Лики в пользу Марата. Именно он – самый слабый – становится самым сильным, чтобы спасти себя и своих любимых людей от окончательного разрушения, и человеческой деградации. «Неужели ради этого мы выжили в осажденном городе?» — задается горьким вопросом Леонидик. И решительно звонит Марату, требуя, чтобы он приехал.

Человек имеет право быть счастливым, даже в свой последний день

В спектакле занята сплошь театральная молодёжь. Я видела два состава из трёх, и могу сказать, что ребята отыграли отлично. Все без исключения справились с возложенной на них режиссёром задачей. Правда, актриса Татьяна Фомиченко (Лика) показалась точнее в трактовке образа своей героини, а её игра – глубже, сочнее и свободней, нежели у Татьяны Терлецкой. Особенно Фомиченко хороша в первом действии, когда выступает в образе смешной, наивной и трогательной 16-летней девочки, в которую влюбляются два мальчишки.
Хочется поздравить с удачным профессиональным дебютом самого юного в актёрской троице — Константина Демидова (Марат). Очевидно, что театр в лице Константина получил отличного актера в амплуа «героя» — высокий, стройный, эффектный, с хорошей энергетикой и положительным обаянием, Константин, бесспорно, украсил постановку. От этого артиста исходит мощное обаяние юности и чистоты.
Самой сильной актерской работой, на мой взгляд, стала роль Леонидика в исполнении Владимира Швальбе. Я видела этого артиста в разных ролях, но ни в одной он не был столь убедителен и хорош, как в образе «третьего лишнего» в арбузовской истории любви. В роли Леонидика талант Владимира раскрылся и заиграл всеми красками. Швальбе успешно справился с непростой задачей – показать своего героя в динамике, в развитии, начиная от 17-летнего паренька и заканчивая мужчиной средних лет. Блестящая игра, ни одной фальшивой ноты!
Спектакль стал очередной удачей режиссера Виктора Шалаева и всей постановочной команды. Он сделан просто, без новомодных формалистских изысков. Видно, что режиссёра и актёров больше занимают не внешние эффекты, а внутренние искания арбузовских героев. Мизансцены незамысловаты и в то же время предельно точны. Увлеченный происходящими на сцене событиями, зритель охотно прощает некоторые огрехи оформления: ну не было такой «пузатой» мебели в шестидесятых, она вошла в моду десятилетие спустя, и платья у героини не совсем безупречно пошиты. Хотелось бы пожелать бутафорскому цеху быть точнее в деталях, хотя – на фоне такого мощного спектакля — это всё-таки мелочи.
Хочется от всей души поздравить Русский театр драмы имени Н. Погодина с отличной премьерной работой и пожелать спектаклю «Мой бедный Марат» долгих лет жизни и умного, тонкого, понимающего зрителя. Новая постановка погодинцев этого, бесспорно, заслуживает.

Вера ГАВРИЛКО, фото автора

На фото: Сцена из спектакля: в ролях — Татьяна Терлецкая (Лика) и Владимир Швальбе (Леонидик).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *